Главная Песни Тексты песен Ноты Фото Материалы Другие сайты

Протоиерей Алексий Грачёв и архидиакон Роман (Тамберг).   Тексты песен.


CD1: "Соловей"
01: Соловей   (Сид)
02: Кофейная молитва   (Сид)
03: Про птиц   (АдР)
04: Ангелу-хранителю   (Сид)
05: Святой Даниил Московский   (АдР)
06: Гостеприимство Авраама   (РиА)
07: Осень   (Сид)
08: Святой Николай   (АдР)
09: Добрая ночь   (СК)
10: Слава Богу, снова я один   (ИмР)
11: Ночь тиха   (СК)
12: О, Мати Пресвятая   (АдИ)
13: Житейское море   (МпИ)
14: Москва   (АдР)
15: Боже, помилуй меня   (СК)
16: Когда уйду навеки   (Сок)
17: Теперь на молитву мы встанем   (Сид)
18: Русская дорога   (АдР)
19: Братьям   (АдР)
20: На снежные равнины пал туман   (АдР)  

ТЕКСТЫ
ПЕСЕН


CD2: "Свеча"
01: Свеча   (АдР)
02: О, ублажаем тя, Данииле   (Ин)
03: Святой Иоасаф Белгородский   (Пог)
04: Сергиев Посад   (Сок)
05: Академия у Троицы   (Сок)
06: Былина   (АлР)
07: Ночь   (Хом)
08: Святая земля   (СК)
09: Духовная беседа   (СК)
10: Праздник   (СК)
11: Господи, помилуй   (Пкр)
12: Русь называют Святою   (АдР)
13: Пюхтицы   (АдР)
14: Дорога   (с.Сид+м.Кул)
15: Тебя призываю   (м.АдИ)
16: Притча   (с.АдР+м.Кул)
17: Крылья   (Таи)
18: Вечный покой   (СК)
19: Паломничество   (АдР)
20: Молитва св. прав. Иоанна Кронштадтского  

31: Чижичек   (СК)
32: Принимай гостей, Москва   (ИмР)
Упорядоченные по алфавиту
1_05: Академия у Троицы   (Сок)
1_04: Ангелу-хранителю   (Сид)
1_15: Боже, помилуй меня   (СК)
1_19: Братьям   (АдР)
2_06: Былина   (АлР)
2_18: Вечный покой   (СК)
2_11: Господи, помилуй   (Пкр)
1_06: Гостеприимство Авраама   (РиА)
1_09: Добрая ночь   (СК)
2_14: Дорога   (с.Сид+м.Кул)
2_09: Духовная беседа   (СК)
1_13: Житейское море   (МпИ)
1_16: Когда уйду навеки   (Сок)
1_02: Кофейная молитва   (Сид)
2_17: Крылья   (Таи)
2_20: Молитва св. прав. Иоанна Кронштадтского
1_14: Москва   (АдР)
1_20: На снежные равнины пал туман   (АдР)
2_07: Ночь   (Хом)
1_11: Ночь тиха   (СК)
1_12: О, Мати Пресвятая   (АдИ)
2_02: О, ублажаем тя, Данииле   (Ин)
1_07: Осень   (Сид)
2_19: Паломничество   (АдР)
2_10: Праздник   (СК)
3_02: Принимай гостей, Москва   (ИмР)
2_16: Притча   (с.АдР+м.Кул)
1_03: Про птиц   (АдР)
2_13: Пюхтицы   (АдР)
1_18: Русская дорога   (АдР)
2_12: Русь называют Святою   (АдР)
2_01: Свеча   (АдР)
2_08: Святая земля   (СК)
1_05: Святой Даниил Московский   (АдР)
2_03: Святой Иоасаф Белгородский   (Пог)
1_08: Святой Николай   (АдР)
2_04: Сергиев Посад   (Сок)
1_10: Слава Богу, снова я один   (ИмР)
1_01: Соловей   (Сид)
2_15: Тебя призываю   (м.АдИ)
1_17: Теперь на молитву мы встанем   (Сид)
3_01: Чижичек   (СК)
(АдИ)
(АдР)
(АлР)
(ИмР)
(Ин)
(Кул)
(МпИ)  
(Пкр)
(Пог)
(РиА)
(Сид)
(СК)
(Сок)
(Таи)
(Хом)
сл. и муз. архидиакона Иосифа (Дьяченко)
сл. и муз. архидиакона Романа (Тамберга)
сл. архидиакона Романа, муз. иерея Алексия Грачёва
сл. и муз. иеромонаха Романа (Матюшина)
сл. и муз. инокинь Успенского монастыря, г. Александров  
муз. А.Куликова
сл. и муз. митрополита Иосифа Ростовского
сл. протоиерея Павла Покровского, муз. неизв.
сл. Л.Н.Погожевой, муз. иерея Феодора Сапунова
сл. и муз. архидиакона Романа и иерея Алексия
сл. Леонида Васильевича Сидорова, муз. архид. Романа
старинный кант
сл. Д.С.Соколова, муз. архид. Романа
сл. игумении Таисии (Солоповой), муз. архид. Романа
сл. Алексея Хомякова, муз. архид. Романа


Соловей [Д1_01]
Сл. Леонида Васильевича Сидорова,
муз. архидиакона Романа (Тамберга)

Ты запой, соловей,
Ты запой, мой родной,
Средь зелёных ветвей
Песни Господу пой.

Пой о радостном дне
И о встрече с весной,
О ночной тишине
И о жизни иной.

Ночь весны хороша!
Так зачем же мочать?
Пусть больная душа
Перестанет страдать.

Пусть теперь улетит
Она к жизни другой,
Где мiр зла не царит,
Где любовь, где покой.

Ты не слушай людей,
Что нам петь не велят,
Пой сильней, пой звучней,
Пой, как звёзды горят!

О делах пой Творца,
О Его пой любви,
Пой Его без конца,
К Нему сердце зови.

И молитва моя
Тогда станет теплей.
Как сладка песнь твоя,
Пой, о пой, соловей!

Пой же, пой ты всегда,
Как поёшь в эту ночь,
Не молчи никогда,
Не лети же ты прочь.

Пусть на сердце весна
Всегда Божья царит.
Пусть и в ночь, среди сна,
Моё сердце не спит...


Кофейная молитва [Д1_02]
Сл. Леонида Васильевича Сидорова,
муз. архидиакона Романа (Тамберга)

Подожди еще спать – будешь днём отдыхать.
А теперь пришла ночь – всё суетное прочь.
Ночь молитве дана, ей должна быть полна.
Ты проснись, подымись, встань и Богу молись.

Если лень иль устал – выпей кофе бокал.
Лень-усталось пройдёт, и молитва придёт.
Придёт сразу сама, без насилья ума,
Сама в душу войдёт и всё сердце займёт.

Помолись чтоб Господь тебе помощь послал,
Чтобы Сам путь святой Он тебе указал.
Научил бы любить Его больше всего,
И всю жизнь посвятить только лишь для Него.

Знай, что с верой одна лишь молитва сильна.
Средь ночей и средь дней всё возможно для ней.
С детской верой простой, тёплых слез не тая,
Всех в молитве святой охвати ты любя.

Никогда, никогда себялюбцем не будь.
За себя помолясь, ты других не забудь:
Помолись и о тех, что больные лежат,
Что томятся в жару, ночью тёмной не спят.

И о том, кто молчит и никем здесь не стал,
И о том, кто скорбит, и о том, кто устал,
И о том, кто не ждёт ни добра ни тепла,
Кого горе гнетёт, кто погиб весь от зла.

И о том, кто убит, и о том, кто убил,
Чтоб Господь воскресил, чтоб Господь всё простил.
И о том, кто далёк ото всех уже глаз,
И о том, кто горит, и о том, кто угас.

И о том, кто всю жизнь здесь напрасно любил,
И о том, кто в тоске себя жизни лишил,
И о том, кто тебя здесь когда-то ласкал,
И молясь, и любя только блага желал.

Помолись и о тех, от земли что ушли,
Вспомни с нежностью их, им привет свой пошли.
И тоска убежит от души твоей прочь,
И светла для тебя станет тёмная ночь.

Подожди еще спать – будешь днём отдыхать.


Про птиц [Д1_03]
Сл. и муз. архидиакона Романа (Тамберга)

Тяжелый путь по жизни нас ведёт,
Закон суровый этим мiром правит.
Лишь сильный до конца свой путь пройдёт,
А слабые в дороге погибают.

      Сменяет лето осень каждый год,
      Холодным ветром стаи птиц сбивая,
      В далёкий птицы собираются поход,
      Лишь слабых и безпомощных бросают.

Когда душа устанет от невзгод,
И сердце скорбью, как стальной пружиной, стянет,
Смотрю с тоскою я на синий небосвод
И птиц, покинутых в чужбине, вспоминаю.

      На юг по небу клин вожак ведёт,
      К Отчизне птиц косяк усталый правит.
      В далёкий птицы улетают перелёт,
      Безсильных на чужбине покидая.

Когда в ночи от горьких слёз не спиться
Я часто с грустью и тревогой размышляю,
Что люди тоже, как большие птицы,
От жизни к Вечности полёт свой совершают.

      И в Небо дух наш птицею стремится.
      К родным краям летит людская стая.
      Пора и мне с землёю распроститься,
      Но крылья к небесам не подымают.

Ангелу-хранителю [Д1_04]
Сл. Л.В.Сидорова (в сокращении),
муз. архидиакона Романа (Тамберга)

Приди ко мне в тиши таинственной!
Зову тебя пред тихим сном,
Мой самый близкий, мой единственный!
Мой друг в бездружии земном.

Суха, суха пустыня людная,
Пески и камни всё кругом,
И спит любовь здесь непробудная
Холодным, страшным, смертным сном.
В непроходимости туманного,
Ни в тьме ночной, ни в свете дня –
Нигде не видно необманного
Любви безсмертного огня.

В неизмеримости безмерного,
В неответи́мости немой
Зову и светлого, и верного,
И одного к душе одной.

В неохватимости безбрежного
Зажглась вечерняя звезда;
Зову и жаркого, и нежного,
И неизменного всегда,

Неповторимого, единого,
Чья жизнь одной моей дана,
И от души неотделимого,
Ни наяву, ни в дымке сна.
Слети, молитвенник пылающий,
С молитвой жаркой и простой,
Всегда надеждой ободряющий,
Хранитель ангел мой святой.

Слети, мой чудный, мой таинственный,
Зову тебя пред тихим сном,
Мне Богом данный, мой единственный,
Мой друг в бездружии земном.
Но мне в тяжелом одиночестве
Все мнится: улетел ты прочь.
И в мрачном кажется пророчестве:
Кругом меня сгустилась ночь,

Уже ложатся тени лунные,
И небо тёмное в звездах,
А в сердце – помыслы безумные
И нет молитвы на устах.

В неизъяснимости безвестного,
В неответимости немой
Тебя зову я, безтелесного:
Слети, Хранитель светлый мой!

Певец небесный Триединого,
Хранитель чудный одного,
Носитель светлого, невинного,
Гонитель мрачного всего.
В недостижимости, далёкости
Не видно близко никого,
И нет границы одинокости
Средь одинокого всего.

Среди пространства многолюдного
Затерян путь заветный мой.
Ты помоги, служитель Чудного,
Скорей вернуться мне домой.


Святой Даниил Московский [Д1_05]
Сл. и муз. архидиакона Романа (Тамберга)

Всё смешалось: суета Арбата,
Колокольный звон и кабаки.
Но горят ещё в лучах заката
Золотом кремлёвские кресты.

  Догорит вечерняя зарница,
  Дремлет город, тьмою окружён –
  То ли православная столица,
  То ли окаянный Вавилон.

    Господи, спаси нас, погибаем!
    Враг не город – сердце уж пленил.
    Мы в России, как в плену, изнемогаем
    И бороться с супостатом нету сил.

Но когда столица затихает,
Город в предрассветной тишине
С боевым дозором объезжают
Всадники, в ночной скрываясь мгле.

  Первый всадник – грек святый Георгий,
  Рядом Донской Дмитрий, а за ним
  Скачет в схимника простом уборе
  Князь смиренный инок Даниил.

    Благоверный княже Данииле!
    Сохрани от бед престольный град.
    Защити московские святыни
    И оборони от супостат.

Сердцу русскому в Москве сейчас не спится:
Орды новые на Родину идут.
Встань, проснись российская столица!
Подымайся, православный люд!

  Княже добрый, отче Данииле!
  Вспомни нас, плененных и больных.
  Дай нам силы, прогони унынье,
  Встань на брань за сродников своих.

    Сопричти и нас твоей дружине
    И над древней матушкой-Москвой,
    Что зовётся златоглавой и поныне,
    Кроткою сияй всегда звездой.

Что зовётся златоглавой и поныне,
Кроткою сияй всегда звездой.

Гостеприимство Авраама [Д1_06]
Сл. архидиакона Романа,
муз. иерея Алексия и архидиакона Романа

Три Путника, задумавшись, сидят,
О трапезе предложенной забывши.
Просты одежды, скорбны Лики, грустен взгляд,
Застыли руки, к странной чаше наклонившись.

    Во всём чудесная гармония видна,
    Когда Один, любя, повелевает,
    Другой – в стремленьи всё исполнить, до конца,
    В молчанье Третий Их деянья освящает.

Качнулось дерево, склонённая гора
В священном ужасе со трепетом взирает,
Как возле пыльного пастушьего шатра
Вином и хлебом люди Бога угощают.

    Три посоха, три Лика, три пути.
    Но Одному лишь суждено испить из чаши,
    Покинув Небо, по земле босым пройти,
    Смирившись, испытать заботы наши.

Застыли Три Фигуры в забытьи.
Но, Боже, почему так одиноко
В пустыне жизненной без спутников брести,
Без Ангела, без друга, без пророка.

    Три Путника, задумавшись, сидят,
    О трапезе остывшей позабывши.
    Просты одежды, скорбны Лики, грустен взгляд,
    Тонки их руки, к страшной чаше приступивши.


Осень [Д1_07]
Сл. Леонида Васильевича Сидорова,
муз. архидиакона Романа (Тамберга)

Лес одевается яркими красками,
Птичка в нём больше теперь не поёт,
Солнце дари́т нас последними ласками –
Тихая осень идёт.

Радости прошлые, радости дальние...
Радость теперь не живёт.
Всё тесней собираются думы печальные –
Тихая осень идёт.

    Жёлтые, красные листики разные
    Тихо по ветру летят,
    В нóчи же тёмные звёзды алмазные
    Ярче, чем прежде, горят.

Дума забытая, дума минувшая,
Ярче чем прежде встаёт.
Смотрит с укорами жизнь промелькнувшая –
Тихая осень идёт.

Грустной становится жизнь вся короткая
Страшен последний полёт,
Яркая красками, грустная, кроткая –
Тихая осень идёт.

    А здесь, при дороге, цветок распускается
    Счастья от жизни он ждёт,
    Поздно, родной мой, уж лес раздевается –
    Тихая осень идёт.

Вьётся по лесу тропинка змеистая,
Дождь с неба серого льёт,
Грустно спадает листва золотистая –
Тихая осень идёт.

Ярче забытое всё вспоминается,
Ярче минувшее в сердце встаёт.
Слёзы в душе в дождь незримый сливаются –
Тихая осень идёт.

    Всё, что зелёным когда-то казалось,
    Осенним румянцем горит.
    Всё, чем когда-то душа любовалася,
    Мёртвой листвою лежит.

    Всё горделивое, всё непокорное,
    Всё невозвратно слетит.
    Ты не мятися, душа оскорблённая,
    Осень за всё отомстит.


Святой Николай [Д1_08]
Сл. и муз. архидиакона Романа (Тамберга)

Когда Государь-Император
Смиренно отрёкся от трона
Он вымолил Божию Матерь
Взять власть над страной и корону.

    Боярской изменой обманут,
    Освистан глумливой толпою,
    Он, зная грядущее, плакал
    Над русскою горькой судьбою.

    Он, помня былое, молился,
    И падая ниц пред иконой,
    Не скорбь свою вылить стремился –
    Просил за Россию с поклоном.

Забыв о супруге, о детях,
О милом больном Алекси́и,
О муках грядущих, о смерти,
Со вздохом просил о России.

    Февральская вьюга свистела,
    Гормоника пьяно стонала,
    За окнами, корчась, хрипела
    В агонии смертной держава.

    Боролись за власть генералы,
    Победаю немец хвалился,
    Чернь пьяная кровью гуляла,
    И лишь Император молился.

Приходят суровые годы,
Грядёт безутешное время.
Кто выдержит эти невзгоды,
Кто вынесет тяжкое бремя ?

    Не будет Отца у народа,
    Вампиры страной будут править,
    Народ отречётся от Бога,
    И Бог их во гневе оставит.

    Но ты, милосердная Мати,
    Детей своих падших заблудших
    Исторгни из адских объятий,
    Взыщи их погибшии души.

Спасай, Госпоже, их и милуй,
Когда отступают от Бога,
Спасай их, когда они гибнут,
И сами спастись уж не могут.

    Грехами Тебя прогневляют,
    И горе одно лишь приносят.
    Спасай их, когда они сами
    Спасенья себе уж не просят.

    Верни мою Родину Богу,
    От уз сатанинских избави.
    Сердца, помрачённые злобой,
    Смягчив, к покаянью направи.

Смыкались усталостью вежды,
Но скорбь ото сна пробуждала.
Боролась с уныньем Надежда,
И к жертве Любовь призывала.

И вновь за народ, на коленях,
Уже ни правитель, ни Царь,
За Русскую молится землю
Раб Божий святой Николай.


Добрая ночь [Д1_09]
Старинный кант

Сумрак вечерний уж пал на поля,
В тихой прохладе уснула земля.
Добрая ночь, Божий покой,
Божий покров над уснувшей землей. %2

Всем, кто трудился на ниве земной
Бог посылает отраду, покой.
Добрая ночь, Божий покой,
Божий покров над уснувшей землей. %2

Месяц поднялся, высóко стоит.
Блеск серебристый по речке скользит,
Добрая ночь, Божий покой,
Божий покров над уснувшей землей. %2

На небе звёзды блестят в высоте,
Крест над деревней горит в темноте.
Добрая ночь, Божий покой,
Божий покров над уснувшей землей. %2


Слава Богу, снова я один [Д1_10]
Сл. и муз. иеромонаха Романа (Матюшина)

Слава Богу, снова я один,
Снова я лампаду затеплю,
Суету оставив позади,
Господу молитву пролию.

В эту ночь в сиянии луны
Хорошо тебе, душé, одной
Воззывать и Нему из глубины:
Господи, услыши голос мой.

За окном морозится январь,
Млечный путь без края, без конца.
Всякое дыхание и тварь
Славит, славит своего Творца.

Стекла в украшениях резных,
Замер под сугробами погост.
На верхушке стынушей сосны
Птицами таится стайка звезд.

Сосны клонят головы свои,
Совершая воздеянье рук,
И перебирают в забытьи
Четки ледяные на ветру.

И земля, не зная суеты,
Дышит чистотою голубой.
Деревá, дороги и кусты –
Все кругом исполнено Тобой.

Служит Богу весь подлунный мир,
Тихий лес над спящею рекой.
О, места, забытые людьми,
Лобызаю дивный ваш покой.

Все внимает Богу не дыша,
Господи, дела Твои святы.
Что ж ты плачешь, глупая душа,
Иль и ты коснулась чистоты ?

Слава Богу, снова я один,
Снова я лампаду затеплю,
Суету оставив позади,
Господу молитву пролию.

Ночь тиха [Д1_11]
Старинный кант

Ночь тиха... На тёмном небе мириады звёзд блестят.
В келье инока лампады перед образом горят.

Бога зря перед собою чувством пламенной души,
Инок, стоя на коленях, Богу молится в тиши.

Боже правый, милосердный, угаси огонь страстей,
Дай мне силы благодатной, мир на душу мне излей.

Научи меня беречься мiра суетных оков,
Научи прощать обиды и молится за врагов.

Юным крепкую опору дай на жизненном пути,
И гонимых горькой долей, вдов и сирых защити.

А умéрших в правой вере упокой на небесах.
Так молился в тихой келье в час полночный схимонах.

Ночь тиха... На тёмном небе мириады звёзд блестят.
В келье инока лампады перед образом горят.

И молитвой услаждённый инок спит спокойным сном,
А над ним Хранитель-Ангел веет радужным крылом.

О, Мати Пресвятая [Д1_12]
Сл. и муз. архидиакона Иосифа (Дьяченко)

О, Мати Пресвятая,
Утри слезу с ланит
Когда душа больная
По Небу загрустит.

Утешь во всех печалех,
Молитвой обогрей,
На скорбный ум и сердце
Любовь свою пролей.

На Тя моя надежда
Тебе молюсь я вновь:
О, помоги, Царице,
Дай Веру и Любовь.

В Тебя я верю крепко
И в Сына Твоего,
И маленькую лепту
Несу к стопам его.

О, Мати Пресвятая,
Утри слезу с ланит
Когда душа больная
По Небу загрустит. %2


Житейское море [Д1_13]
Сл. и муз. митрополита Иосифа Ростовского

Житейское море
Играет волнами.
В нём радость и горе
Всегда перед нами. %3

Никто не ручится,
Никто не узнает,
Что может случиться,
Что завтра с ним станет.

Сегодня ты весел
И жизнью доволен.
Раздолья круг тесен,
А завтра ты болен.

Богат ты сегодня,
Пируешь роскошно,
Но волю Господню
Узнать невозможно.

И, может быть, завтра
Сроднишся с сумою:
Пойдёшь ты скитаться
С горячей слезою.

А, может быть, завтра
Сырая могила
Возьмёт безвозвратно
Кипучую силу.

Так в море житейском
Волна за волною
Сменяются резко
Под нашей ладьёю.

Наш компас – над нами,
Впери в Небо очи.
И с бурей, с волнами
Борись среди ночи.

Житейское море
Играет волнами.
В нём радость и горе
Всегда перед нами. %3

Москва [Д1_14]
Сл. и муз. архидиакона Романа (Тамберга)

Брожу по улицам Москвы – ночной столицы...
Проспекты дремлют и мосты, лишь мне не спится,
А над проспектами кресты московских храмов
Спокойно смотрят с высоты и величаво.

А под проспектами, в земле, – могилы предков,
А над землёю, в вышине, далёко где-то
Их души Богу предстоят, так просят сильно
Вернуть нам Веру, дать Царя, спасти Россию.

А за Москвою, в стороне, – чужие страны
Живут в довольстве и тепле, не рушат храмы,
Там нет страданий, нищеты, там так красиво,
Там нет разрухи, нет войны, там нет России.

Притихшая стоит Москва, молчат бульвары,
А Родина нужна своя, чужой не надо.
Полянка, Сретенка, Пыжи – родные храмы
Моей измученной души залечат раны.

Боже, помилуй меня [Д1_15]
Старинный кант

Прежде, чем время свершит чередой
Круг мне дарованный жизни земной,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня.

Прежде, чем солнце померкнет в очах,
Да воссияет мне свет в небесах,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня.

Прежде, чем червь мою плоть сокрушит
И красоту её в прах обратит,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня.

Прежде, чем все прегрешенья мои
Явятся сами к престолу Судьи,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня.

Прежде, чем Горнии Силы сойдут
Бедный наш род собирая на суд,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня.

Прежде, чем голос трубы принесёт
Грозную весть, что Господь наш грядёт,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня.

Прежде, чем буду я предан огню
Доступ утратив в обитель Твою,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня.

Прежде, чем время свершит чередой
Круг мне дарованный жизни земной,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня,
Боже, помилуй меня, Боже, помилуй меня.


Когда уйду навеки [Д1_16]
Сл. Д.С.Соколова,
муз. архидиакона Романа (Тамберга)

Когда уйду навеки с лазоревой Земли,
Не всхлипнут горько реки, не станут корабли,
Не остановит птица над миром свой полет,
Лишь добрый друг проститься, помолится, придет.

Поставит тихо свечку, прошепчет надо мной:
Спаси его Предвечный, спаси и упокой.
В безмерной страшной стыне, в безсветной западне,
Молитвами святыми лишь он поможет мне.

И скорбная могила, уже не так страшна,
Пока горит кадило, и ектения слышна,
Качается кадило, звучит Пасхальный глас,
Но Господи, дай силы мне встретить смертный час.

Теперь на молитву мы встанем [Д1_17]
Сл. Леонида Васильевича Сидорова,
муз. архидиакона Романа (Тамберга)

Теперь на молитву мы встанем,
Положим поклон до земли
И души усопших помянем,
Которые к Богу ушли.

Они шли здесь тяжелой дорогой,
Свои убежденья несли,
Но жизни суровой и строгой
Не меняли на счастье земли,

Голов перед властью с толпою
Не стали с покорностью гнуть –
Своею шагали тропою,
Свой собственный выбрали путь.

Они не дождались награды,
Но все продолжали страдать,
Одной лишь искали награды,
Которую нам не понять.

Со своей убежденностью строгой,
Несмотря ни на скорбь, ни на гнет,
Шли своею они лишь дорогой,
С убеждением верным, вперед.

Их гнали, их жгли, убивали –
Они же своим путем шли,
И много они здесь страдали,
Свои убежденья несли.

Затеряны все их могилы,
Пути к ним никто не найдет,
Но мы чтим их великие силы,
И память о них не умрет.

Почтим же их память святую,
Положим поклон до земли
И скажем молитву простую
О тех, что теперь уж ушли,

О тех, что прошли со страданьем
По скорбному жизни пути, –
Чтоб нам помогли с упованьем
Свои убежденья нести.


Русская дорога [Д1_18]
Сл. и муз. архидиакона Романа (Тамберга)

Сквозь вёрсты и годы, сквозь вольный простор,
Длинна, широка и свободна
Меж рощь и полей, меж погостов и сёл
Российская вьётся дорога.

    Осенней порой от дождей проливных,
    А летом от зноя томишься.
    Куда ты ведёшь пешеходов своих,
    К какому ты Риму стремишься ?

Куда твой направлен размашистый шаг,
И долго ль тебе ещё виться?
Молчишь ты, лишь дробно копыта стучат,
Да пыль за повозкой клубится.

    А помнишь, корабль из-за моря приплыл
    И, светом Христа осиянный,
    Твоею стезёй на Крещатик всходил
    Апостол Андрей Первозванный ?

А помнишь, дорога, Владимир святой
Велел всем к Днепру собираться,
И шли по тебе россияне гурьбой,
С язычеством шли расставаться.

    Но годы промчались сплошной чередой,
    Как дни, промелькнули столетья,
    Минули века под татарской ордой
    И смутных времён лихолетье.

Ты всё пережила, дорога моя,
Огнём под врагами пылая
И, словно на крыльях, к победе неся
Защитников отчего края.

    Зачем же так сердце тревожно стучит
    Когда на тебя я взираю?
    Иль чудится топот литовских копыт,
    Иль визги баскаков Мамая?

"Нет, – молвит дорога, – не видно врага,
Не слышно татарского крика.
Не ханским копытом растоптана я,
Не рыцарем шведским разбита.

    Никто не спасёт от позора меня,
    От участи скорбной и горькой.
    Меня истоптали мои сыновья
    Лихою российскою тройкой".

В пыли измождённо дорога лежит
От гибельных ран умирая.
А сердце в тревоге, а сердце болит
И близкий конец ожидает...


Братьям [Д1_19]
Сл. и муз. архидиакона Романа (Тамберга)

Помолимся, братие, Богу,
Мирскую отринем печаль.
Пора собираться в дорогу,
Покинуть сей горестный край.
Мы взяли тяжёлое бремя,
Пошли неширокой стезёй,
Покинули сродников племя,
Отчизны взыскали иной.

В дорогу же, братья, в дорогу,
нелёгкий мы выбрали путь,
Пусть вёрст впереди ещё много
И хочется сесть, отдохнуть.
Пусть тело смертельно устало,
О камни разбиты стопы,
Пусть пройдено мизерно мало
И много – сверх сил – впереди.

И всё же, прошу вас, в дорогу,
Так, видно, уж нам суждено.
Мы посланы в путь этот Богом,
Иного пути не дано.
Мы взяты от грешного мира,
Мы призваны к доле иной,
Гостить мы здесь больше не в силах,
Пора торопиться домой.

Мы всюду для всех чужестранцы,
Мы путники в вечном пути,
И вечно должны мы стараться
Идти лишь, идти и идти.
Не скоро, быть может, забрезжит
Над скорбной стезёй нашей свет,
Но силы вселяет надежда,
Хоть сил уже, кажется, нет.

И всё же, родные, в дорогу,
На месте топтаться нельзя.
Помолимся, братие, Богу,
Понудим немножко себя.
И будет за труд нам награда,
Достигнем мы цели пути.
Там, братья, такая отрада,
Которую здесь не найти.

Там синие реки и горы,
Там чистые льются ключи.
Там, братья, такие просторы,
Там рай для уставшей души.
Навстречу Хозяин нам выйдет
И в Дом Свой, лаская, введёт;
Как брат нас за плечи обнимет
И слёзы, как мать, оботрёт.
Как добрый Владыка накормит
И, взяв как слуга, водонос,
Смиренно нам ноги омоёт,
От пыли дорожной Христос.


На снежные равнины пал туман [Д1_20]
Сл. и муз. архидиакона Романа (Тамберга)

На снежные равнины пал туман,
И словно мягкими, пушистыми крылами,
Окутал речку, поле, старый Храм,
Их кратковременный покой оберегая.

Измученная спит во тьме земля,
Под снегом от страданий отдыхая,
В закрытом Храме пусто, тишина,
Там Ангелы вечерню совершают.

О, Господи, душа моя больна,
И плачет исцеленья ожидая,
Своею милостью, прошу, укрой меня,
Как снег больную землю покрывает.

Мы с Родиной сроднились навсегда,
Друг-друга в горе лучше понимая,
Истерзана молчит моя страна,
Изъязвлена душа моя рыдает.

Когда же снег и лед с полей сойдет,
На пир Твой брачный Боже, Русь Святая,
Как плачущая грешница взойдет,
Чтобы омыть стопы Твоя слезами.

Грядут после страстной Святые дни,
И сердце бьется Пасхи ожидая,
Во Царстве твоем Боже помяни,
Всех кто в России на кресте изнемогает.


Свеча [Д2_01]
Сл. и муз. архидиакона Романа (Тамберга)

Когда смолкает шум житейских битв,
И волн кипенье страстных затихает,
Приходит время покаянья и молитв,
И сердце от ударов отдыхает.

припев:
Неспешно струйкой белой вьется дым кадильный,
Закрыта дверь на ключ и в келье тишина,
А пред иконами так трепетно, так сильно,
Прочь разгоняя сумрак теплится свеча.
Гори ясней свеча, пусть мрак сомнений сгинет,
Пусть ярким пламенем зардеется душа,
Во тьме отчаянья, в непроглядной мгле унынья,
Гори ясней, гори моя свеча.

Как вожделен, как светел Твой покой,
Как сладостно молитвы вдохновенье,
О, дай мне Господи житейских смут забвенье,
Когда душа беседует с Тобой.

припев:
Неспешно струйкой белой вьется дым кадильный,
Закрыта дверь на ключ и в келье тишина,
А пред иконами так трепетно, так сильно,
Прочь разгоняя сумрак теплится свеча.
Гори ясней свеча, пусть мрак сомнений сгинет,
Пусть ярким пламенем зардеется душа,
Во тьме отчаянья, в непроглядной мгле унынья,
Гори ясней, гори моя свеча.

Кто не был скорбен, тот не испытал,
Блаженный миг скорбей земных забвенье,
И радость обретенного спасенья,
Доступна лишь тому, кто погибал.

припев:
Неспешно струйкой белой вьется дым кадильный,
Закрыта дверь на ключ и в келье тишина,
А пред иконами так трепетно, так сильно,
Прочь разгоняя сумрак теплится свеча.


О, ублажаем тя, Данииле [Д2_02]
Сл. и муз. инокинь Успенского жен. мон., г.Александров,
обработка архидиакона Романа (Тамберга)

О, ублажаем тя, Данииле,
Княже великий великой Руси.
Ты в Царстве Небесном, сияя в порфире
Милости нам у Христа испроси.

О, воин преславный, о, веры ревнитель,
Отец твой мечём дал России покой.
Ты ж кротость оружьем избрав, победитель,
Явился врагов миротворец иной.

О, князь благоверный, Безплотных сожитель,
Ты дом для монахов создал на земле,
И в Царствии Божьем явись нам строитель
Обителей вечных в Небесной Стране.

О, инок предивный, врагов устрашенье,
Во бранех монахом помощник святой,
Ты присное наших сердец утешенье,
Обитель свою сохрани и покрой.

Мы, чада твоя, с умиленьем взываем,
У раки мощей чудотворных молясь,
Под мирный покров твой все притекаем,
Ты нас укрепи в испытания час.

О, ублажаем тя, Данииле,
Княже великий великой Руси.
Ты в Царстве Небесном, сияя в порфире
Милости нам у Христа испроси.


Святой Иоасаф Белгородский [Д2_03]
Сл. Л.Н. Погожевой,
муз. иерея Феодора Сапунова

Вечер морозен и месяц блестит,
Мирно лампада мерцает.
В горнице той, где Святитель лежит,
Тихо виденья витают.

Ясное детство средь отчих садов,
Матери ласки родные,
Киев, священных исполненный снов,
Волны Днепра голубые.

Светлая юность, вся полная грёз,
Райских безгрешных видений,
Радость поста, покаянья и слёз,
Подвиг полночных молений.

Дальняя Лавра в виденьи встаёт,
Рака Игумна блистает,
Хор монастырский молебно поёт,
Лаврский трезвон замирает.

Белгород мирный в вишнёвых садах,
Солнца полдневного радость,
Подвиг Святительский, в тяжких трудах,
Тайныя милости сладость.

Ревность к служенью, безстрашная речь,
Тёмных грехов обличенье,
Проповедь Правды, как Ангела мечь,
Грешников бедных прощенье.

Тихо в дому Грайвороны-села
Гаснет лампада святая,
В тёмном бору стоит келья одна,
Старец сидит в ней, рыдая.

Слышал он голос чудесный с небес:
"Сын твой – Святитель скончался",
В небо взглянул – из сияющих звезд
Там хоровод заплетался.

Вспомнил старик, как тому сорок лет
Видел он ясно виденье:
В небе Царицу Небес и пред Ней
Отрока-сына в моленье.

Мантию Ангел на сына тогда
С неба набросил, слетая.
"Слышу молитву твою, отроча", –
Божия Матерь сказала.

Сбылось виденье... Рыдает старик
В страхе, в сметенье духовном,
Тихо он шепчет в тот трепетный миг:
"Умер молитвенник добрый".

Вечер морозен, блистает Луна,
Бледные звёзды мерцают,
В небе вечернем святая душа
К Богу полёт совершает. %2


Сергиев Посад [Д2_04]
Сл. Д.С.Соколова,
муз. архидиакона Романа (Тамберга)

Летний вечер, в кои веки
Без забот и суеты.
Голубые входят реки
Под зелёные мосты.

Иссиня тенисты купы,
Липы, всполохи, туман,
Лавры белые уступы
С золотыми попалам.

Колокольни позолота
Как горящая свеча.
Память Симона-Зилота
Совершается сейчас.

В храме свет, кадила, диакон,
Дымный сладкий аромат,
Невечерний свет у раки,
Преподобный в пеленах.

Свод уводит в высь святую,
В Русь святую, в облака.
Одесную и ошуюю
Леты синяя река.

Силуэты недвижимы,
Тропари на третий глас...
Только здесь несокрушима
Слов Божественная Власть.

Вверх и вниз, горé и долу,
И за синий окаём,
Ниц и к Горнему Престолу
Мы летим, идём, живём.

Всё темнее, гаснет вечер,
Окна стареньких домов
Приглашают, человече,
Самовар давно готов. %2


Академия у Троицы [Д2_05]
Сл. Д.С.Соколова,
муз. архидиакона Романа (Тамберга)

Рощи осенние, Божий Посад,
Дом Преподобного, келья смирения,
Лавры хрустальный Пафнутиев сад –
Это всё ты, Академия.

    Вышли из детства мы, как из игры,
    В храм вспоминая введение.
    Старец, не будем грустить до поры,
    Мы рождены Академией.

Главок сияние и купола,
Царских чертогов видение,
Пение, бдение, колокола –
Это всё ты, Академия.

    Вышли из детства мы, как из игры,
    В храм вспоминая введение.
    Старец, не будем взрослеть до поры,
    Будем детьми Академии.

Это над мiром небесный покров,
Русской земли заступление,
Это не злится, себя поборов,
Это всё ты, Академия.

    Вышли из детства мы, как из игры,
    В храм вспоминая введение.
    Старец, зачем нам взрослеть до поры,
    Будем детьми Академии.

Вниз со стены за скользящий обрыв
Плыть и парить бы, не зная падения,
В Свет несказанный стремленья порыв,
В святость твою, Академия.

    Вышли из детства мы, как из игры,
    В храм вспоминая введение.
    Старец, зачем нам взрослеть до поры,
    Будем детьми Академии.

Может быть эти безкрайнии дали,
Через века Преподобного зрение,
Нам хоть частицу в залог передали
Веры твоей, Академия.

    Вышли из детства мы, как из игры,
    В храм вспоминая введение.
    Старец, зачем нам взрослеть до поры,
    Будем детьми Академии.

Никнет в безмолвии слово "эпоха",
Вопли лишь только доходят до слуха,
Но средь безумья, средь стонов и вздохов
Слово тебе, Академия Духа.

    Кончились годы прекрасной поры,
    Дни миновали учения.
    Если хоть чуточку стали мудры –
    Слава тебе, Академия.

    Если хоть чуточку стали мудры –
    Слава тебе, Академия.


Былина [Д2_06]
Сл. архидиакона Романа (Тамберга),
муз. иерея Алексия Грачёва

С Богом, братья, суровую песню начнём.
Как за Русь наши предки стояли.
То не зорька зажглася над спелым жнивьём,
То пожары над ним запылали.
То не в синем бору прогремел с неба гром,
Это рушатся наши святыни,
Римский папа пытается шведским мечом
Испытать силу русской твердыни.

Брат Глеб, вели грести, Отчизна погибает.
На помощь нас зовёт измученный народ.
Спеши же, князь, спеши! Страна изнемогает,
И конница врага родные нивы бьёт.

Над Невою-рекой заклубился туман,
Предрассветная мгла отступает.
Там за устьем Ижоры стоит шведский стан,
Тускло латы стальные мерцают.
И, не чуя беды, крепко рыцари спят,
Но не спит благоверный Пелгусий.
С удивлением очи чухонца следят,
Как светает над страждущей Русью.

Брат Глеб, вели грести, Отчизна погибает.
На помощь нас зовёт измученный народ.
Спеши же, князь, спеши! Над Родиной светает,
И славу для Руси грядущий день несёт.

Чу, плеснула вода под проворным веслом
Над волнами ладья выплывает.
В ней два брата багряным укрыты плащом,
Ярче зарева лики сверкают.
Над главами святых ярче солнца горят
Страстотерпцев венцы золотые.
На подмогу к своим Глеб с Борисом спешат,
Их выносят гребцы удалые.

Брат Глеб, вели грести, Отчизна погибает.
На помощь нас зовёт измученный народ.
Спеши же, князь, спеши! К нам сродник наш взывает.
И помощи с Небес земля родная ждёт.

То не в горных отрогах лавины шумят,
Русь выходит с врагом побороться.
То не грозные молнии в небе блестят,
То сверкают клинки новгородцев.
Страшен бьющихся русских дружинников вид,
Князь их светел, как Ангел небесный.
Впереди много славных сражений и битв,
Но навек нарекут его Невским.

Брат Глеб, вели грести, Отчизна погибает.
На помощь нас зовёт измученный народ.
Спеши же, князь, спеши! Господь повелевает
Отеческий удел очистить от врагов.

Громче, звонкие струны, поведайте нам
О былой русской силе и славе.
Пусть над Родиной сгинет зловещий туман,
Пусть опять вера предков сияет.
Братья, разве напрасной та битва была?
Русь Святая, ты снова в плененье.
Вместо веры избрали твои сыновья
Иноземным кумирам служенье.

Брат Глеб, вели грести, Отчизна погибает.
На помощь нас зовёт измученный народ.
Спеши же, князь, спеши! Господь на покаянье
Последние часы родной Руси даёт.


Ночь [Д2_07]
Сл. Алексея Хомякова,
муз. архидиакона Романа (Тамберга)

Спала ночь с померкшей вышины,
В небе сумрак, над землею тени,
И под кровом темной тишины, тишины,
Ходит сонм обманчивых видений.

Ты вставай, во мраке спящий брат,
Освяти молитвой час полночи,
Божьи духи землю сторожат,
Звезды светят словно Божьи очи.
Божьи духи землю сторожат,
Звезды светят словно Божьи очи.

Помолися о себе, о всех,
Для кого тяжка земная битва,
О рабах безсмысленных утех, утех,
Верь для всех нужна твоя молитва.

Ты вставай, во мраке спящий брат,
Разорви ночных обманов сети,
В городах к заутрени звонят,
В Божью Церковь идут Божьи дети.
В городах к заутрени звонят,
В Божью Церковь идут Божьи дети.

Ты вставай, во мраке спящий брат,
Пусть зажжется дух твой пробужденный,
Так, как звезды на небе горят,
Как горит лампада пред иконой.
Так, как звезды на небе горят,
Как горит лампада пред иконой.

Святая земля [Д2_08]
Старинный кант

Как по Божией горе,
Там поклоннички идут.
Там поклоннички идут,
В руках свечки все несут.
Аллилуйя, аллилуйя,
В руках свечки все несут.

В руках свечки все несут,
Херувимскую поют.
Херувимскую поют,
в (Ие)Русалим они идут.
Аллилуйя, аллилуйя,
В (Ие)Русалим они идут.

Там Христос проходил,
И следочки проследил.
Аллилуйя, аллилуйя,
И следочки проследил.

И следочки проследил,
и пять ран Он получил.
Аллилуйя, аллилуйя,
И пять ран Он получил.

А из правого ребра,
Текла Кровь и Вода.
Аллилуйя, аллилуйя,
Текла кровь и вода.

А Он этою Водой.,
Весь мир напоил.
Аллилуйя, аллилуйя,
Весь мир напоил.

А честной Своею Кровью,
Все грехи их омыл.
Аллилуйя, аллилуйя,
Все грехи их омыл.

Ой блаженный этот путь,
Куда страннички идут.
В (Ие)Русалим они идут,
А их Ангелы ведут.
Аллилуйя, аллилуйя,
А их Ангелы ведут.
Аллилуйя, аллилуйя,
А их Ангелы ведут.


Духовная беседа [Д2_09]
Старинный кант

Днесь духовная беседа, при́шли душу посетить. %
Пришли сроднички родные и в путь вечный проводить. %
А здесь путнички готовы, Божьи ангелы стоят. %
Взяли душеньку за плечи и в путь вечный повели. %
Сорок дней душа ходила, все заставочки прошла. %

Привели душý к Престолу, ко Спасителю-Творцу.
Душа пала на колени пред Спасителем-Творцом.
А Спаситель душу спросит, спросит добрые дела.
Как она будéт бояться, она будет трепетать.
По сторонам будет озираться, не заступит ли кто её.

Она будет умолять своих близких и родных:
Уж вы сроднички родные, не забудте вы меня.
Вы подайте óт рук ваших, помяните вы меня.
Ныне будет мне решенье куда Бог благословит.
Если Богу я служила, то душе пресветлый рай,
Если Богу не служила – вечна мука без конца.


Праздник [Д2_10]
Старинный кант

Вот скоро настанет мой праздник:
Последний и первый мой пир.
Душа моя горестно взглянет
На здешний покинутый мир. %2

Умоют меня и причешут
Заботливой нежной рукой,
И новое платье оденут
Как-будто на праздник большой.

И в доме зажгут все лампады
И будут каноны читать.
Все будут усердно молиться
На вечную жизнь провожать.

По улице шумной толпою
Все будут идти и рыдать.
Покрытый парчёй золотою
я буду во гробе лежать.

При громком торжественном пенье,
При блеске свечей восковых,
При тихом прискорбном молчаньи
Я встречу друзей и родных.

Враги мне поклонятся низко,
Без страха ко мне подойдут,
И в тихом притворном молчаньи
Последняя с первым сочтут.

Спускайте скорее в могилу
Мой мертвый, безжизненный труп.
Сегодня лишь только узнал я:
Нет полного счастия тут.

В могилу меня опустили,
Родные ушли домой прочь,
Лишь только луна над могилой
Тоскливо светила всю ночь.

Покинул я мiр этот мрачный,
Окутанный весь суетой.
Последний я раз оглянулся.
Блаженство и вечный покой. %2


Господи, помилуй [Д2_11]
Сл. священника Павла Покровского,
муз. ?

Из всех молитв, какие знаю,
Твержу в уме иль в слух читаю,
Какою дивной дышет силой
Молитва Господи, помилуй. %2

Одно прошенье в ней, не много.
Прошу я милости у Бога,
Чтоб спас меня Своею силой,
Молитвой Господи, помилуй.

Плыву в житейском бурном море,
Встречаю радости и горе.
Какой ещё спасаться силой –
Молитвой Господи, помилуй.

Когда текут от горя слёзы,
Иль страстные смущают грёзы,
Тогда с особой сердца силой
Твержу я Господи, помилуй.

Душа, окончив жизнь земную,
Молитву эту, не иную
Тверди и там ты, за могилой,
С надеждой Господи помилуй.

Русь называют Святою [Д2_12]
Сл. и муз. архидиакона Романа (Тамберга)

Русь называют Святою.
Поле, да лес, да вода.
Церковь над тихой рекою,
И в два оконца изба.

    Разрезал небо пополам
    Закат багряной полосою,
    И над Российскою землёю
    Свет тихой славы воссиял. %2

    Взметнулись к небу стаи птиц,
    Всё громче голос колокольный,
    Проснулся в поле ветер вольный,
    И тихо травы пали ниц. %2

Тихо о чём-то тоскует
Возле колодца ветла.
Родиной землю другую
Я б не назвал никогда.

    Там где-то озеро в лесу
    Меж трав торжественно застыло
    И чудом всю в себя вместило
    Небес закатную красу. %2

    А над протоками туман,
    Как дым курится над водою,
    И между небом и землёю
    Знак примиренья – белый храм. %2

Вьётся к погосту дорога.
Звон колокольный затих.
Молят усопшие Бога
О заплутавших живых.

    Там, в недоступных небесах
    За Русь свершается молитва,
    И, светлым облаком покрыта,
    Россия всё-таки жива. %2

    Взыграй же, Русская земля,
    Взыграйте, рощи и долины
    И в поле каждая былина –
    Святая Родина моя. %2


Пюхтицы [Д2_13]
Сл. и муз. архидиакона Романа (Тамберга)

Где сосен столетних красуется строй,
Скрывая чащобы лесные,
Где ветры ненастною зимней порой
Лохматят сугробы седые,

    Над пашнями серой эстонской земли,
    На самой вершине лесистой горы
    Сияют кресты золотые.

Где пастырь Кронштадтский свой огненный взор
В грядущего даль устремляя,
Десницу свою дерзновенно простёр,
Обитель крестом осеняя,

    Красавец-собор православный стоит,
    Спокойно с вершины он óкрест глядит,
    Господней рукой сохраняем.

Святая обитель, молитва и труд,
Неведомый грешному мiру.
Здесь слабые женщины подвиг несут,
Который мужам не под силу.

    Постом и молитвой, несеньем креста,
    Подвижницы Духа, невесты Христа
    От силы восходят здесь в силу.

Не радует взор здесь цветастый наряд,
Шум мiра не тешит здесь уши,
И ветры эстляндские лишь веселят
Суровую инока душу.

    Надёжно от мира скрыл чёрный убор,
    И прячет смиренно послушница взор,
    Чтоб мира души не нарушить.

Тяжёл повседневный монашеский труд,
На сердце усталость, как камень,
И скорби монахини кротко несут
К Владычице: "Сжалься над нами!"

    Но в миг озаренья я вдруг замечал,
    Как дивно светясь, у послушниц блистал
    На лицах Божественный пламень.


Дорога [Д2_14]
Сл. Леонида Васильевича Сидорова,
муз. А.Куликова

Что грустишь так много?
Что стоишь в молчанье?
Вся ведь здесь дорога
В тягостях, в страданье.

Что давно, давно уж
Солнышко не светит,
Что никто, никто здесь
Сердцу не ответит,

Опустились очи,
Сердцу так обидно,
Что холодной ночи
И конца не видно,

Что весна увяла,
Что потухла зорька
И на сердце стало
Горько, горько, горько.

О душа родная,
Не грусти так много:
Эта жизнь земная –
Только лишь дорога,

Только лишь дорога.
В ней нельзя остаться –
Рано или поздно
Надо с ней расстаться.

Утром иль под вечер
Чудный сон приснится,
И навеки сердце
Перестанет биться.

И напрасно сердце
Мы свое тревожим:
Ничего своим здесь
Мы назвать не можем.

Оттого так рано
Плачется невольно,
И на сердце рана,
И на сердце больно.

Но не все ж дорога
И раскаты грома –
Будем мы у Бога,
Будем и мы дома.

Но не все ж дорога!
Не смыкай же вежды.
Мы ведь здесь не много,
Не теряй надежды.

Как-нибудь залечим
Рану мы больную,
Как-нибудь пройдем мы
В сторону родную.

Там весна нас встретит
Вечно молодая,
Там на все ответят –
Жизнь придет другая.

Там светлее солнца
Бог Любовь сияет,
Там страна святая
Холода не знает.

И все наши слезы,
С жизнью всей земною,
Будут нам казаться
Капелькой одною.

Слезы наши станут
Чудными цветами.
Хорошо нам будет:
Бог наш будет с нами.

Светел будет праздник,
Праздник воскресенья
К жизни вечно юной
Нового рожденья.

Что же ты заплакал?
Иль устали ноги?
Ведь еще немного –
И конец дороги.

Подними же очи
От тоски давящей,
И пойдем средь ночи
С верою горящей.

Тебя призываю [Д2_15]
Сл. ?,
муз. архидиакона Иосифа (Дьяченко)

Тебя призываю, Пречистая Дево,
Владычица мiра, небес и земли.
Внемли похвалы неискусной напеву,
И грешника скорбной молитве внемли. %2

Святая, Чистейшая мiра Царице,
Ты Божие Слово на землю свела.
В рождённом тобой, Богомати-Девице
Предвечная Правда в наш мiр снизошла. %2

Ты Господа-Сына, Владыку вселенной
Моли за меня дерзновенно, как Мать.
Да примет мой вопль покаянья смиренный,
И даст мне святую Свою благодать. %2

Мои прегрешенья простит и забудет,
возлюбит меня по молитве Твоей,
И ревность к Божественной правде возбудит,
И сердце согреет Любовью Своей. %2

А Ты, всеблагая всегда будь со мною,
Меня охраняй наяву и во сне,
Веди ко спасенью надёжной стезёю,
Защитой будь помощью, радостью мне. %2

А в час моей смерти явись как Отрада
Как нежная Мать к изголовью приди,
Рассей, прогони силы тёмные ада,
И душу мою ко Христу приведи. %2

В день судный, в час страшный душевной тревоги
Избавь мою душу от мук и огня,
Введи её в светлые Рая чертоги,
Наследником Сына соделай меня. %2

Тебя призываю, Пречистая Дево,
Владычица мiра, небес и земли.
Внемли похвалы неискусной напеву,
И грешника скорбной молитве внемли. %2

Притча [Д2_16]
Сл. архидиакона Романа (Тамберга),
муз. А.Куликова

Поведай мне чем так встревожен ты брат?
Ты знаешь, я странное видел виденье:
Чрез грозное море три птицы летят,
Сверкает под молнией их оперенье.

Волнуется море,
Клокочет волнами,
Огромные к небу вздымает валы.
Свет тучи закрыли,
Все мрак покрывает;
В дали лишь светлеет полоска земли,
В дали лишь светлеет полоска земли.

Вот первая сильно взмахнула крылом,
Рванулась навстречу холодному ветру,
Сквозь черные тучи, сквозь ливень и гром,
Стрелою несется к далекому свету:

К Востоку, к Востоку,
Где теплые страны,
Направлен безудержный птичий полет,
могучие крылья не скоро устанут,
На том берегу лишь она отдохнет,
На том берегу лишь она отдохнет.

За первой вторая стремиться успеть,
Но трудно противиться сильному ветру;
Ей хочется быстро как первой лететь,
Ей хочется мчаться, но сил таких нету.

То снизится к морю,
То снова взмывает,
Надежда усталые силы бодрит.
Чуть крылья опустит, и вновь подымает,
Устала бороться и все же летит,
Устала бороться и все же летит.

Две первые быстро достигли земли,
За ними последней никак не угнаться,
Ей хочется к небу, да крылья слабы,
Нет силы высоко над морем подняться.

Над волнами бьется,
И машет крылами,
печальный над морем разносится крик,
Слабеет и волны крылом задевает,
То на воду сядет, то снова летит,
То на воду сядет, то снова летит.

На птиц этих люди похожи мой брат,
Мы также стремимся к заветному свету,
Как сильная птица иные спешат,
За ними другие, хоть сил таких нету.

Лишь я погибаю,
Как третия птица,
Над тучами реять мне сил не дано,
Все чаще приходится в волны садиться,
Но Боже не дай опуститься на дно,
Но Боже не дай опуститься на дно.


Известно видение некоего преподобного старца об образах духовности монашества разных времён.

На берегу бурного, штормового моря стоят три монаха, которым необходимо перелететь его на противоположный берег. Каждому из них даются крылья: первому - большие и мощные, второму - поменьше, и совсем маленькие - третьему. Третий монах, которому добраться до желанного берега сложнее всего - и есть образ монашества последних времен. По мотивам этого видения архидиакон Роман написал балладу, в которой три монаха предстают в образах трёх птиц.


Крылья [Д2_17]
Сл. игумении Таисии (Солоповой),
муз. архидиакона Романа (Тамберга)

Дайте крылья, дайте волю
Крыльям волю развязать.
Я потерянную долю
Полечу её искать. %2

И на Родину святую
Я направлю свой полёт.
Там узнаю мать родную
Как теперь она живёт. %2

Там семейные заботы
Тяготят её всегда.
И душевного покоя
Она не знает никогда. %2

Иль тоска её сгубила,
Или с горя померла.
Её родимая могила
Вся травою заросла. %2

Мне б домой на крыльях мчаться,
Сердце рвётся и болит.
За ворота отлучаться
Настоятель не велит. %2

Дайте крылья, дайте волю...


Вечный покой [Д2_18]
Старинный кант

Когда терпеть мне не под силу
Людскую зависть, ложь, вражду,
Тогда на милую могилку
За утешеньем я иду.

Вечная память, вечная память,
Вечный покой подай, Господи.

Здесь под могильною плитою,
Вдали от суеты мiрской
Охвачен мирной тишиною,
Больной я отдохну душой.

Вечная память, вечная память,
Вечный покой подай, Господи.

Кругом глубокое молчанье,
Всё сколько здесь погребено
Людского горя, нужд, страданья,
Всё успокоилось давно.

Вечная память, вечная память,
Вечный покой подай, Господи.

Здесь мирных полный примиренья,
Я вновь людей могу любить.
И все обиды, оскорбленья
Готов от всей души простить.

Вечная память, вечная память,
Вечный покой подай, Господи. %2

Паломничество [Д2_19]
Сл. и муз. архидиакона Романа (Тамберга)

Отложив суету, попечения,
Утром тихим, порою осеннею,
Каждый жертву возьмём по усердию,
И пойдем к Преподобному Сергию.

Преподобный нас встретит участливо,
Отведёт все наветы, напраслины,
За грехи пожурит по отечески,
Немощь в нас исцелит человеческу.

Обнесёт нас едой бла'словлённою,
И Святою водою студённою,
Слово каждому скажет заветное,
Всех улыбкой одарит приветною.

А когда обойдём все святыньки мы,
Шагом бодрым, родными тропинками,
К Преподобному с плачем приложимся,
На дорожку прощаясь помолимся.

Это слово святое, намоленное
Защитит от воров, от разбойников,
Укрепит нас в пути, даст нам силушки
До конца добрести, до могилушки.

Преподобного слово заветное,
Наши души спаси безответные,
Нашу жизнь освяти окаянную,
Нам стезю укажи покаянную.

Тихо кружаться листья осеннии,
А в сердцах закипает веселие.
Кто верхом, кто пешком – по усердию,
Мы идём к Преподобному Сергию.


Молитва святого праведного Иоанна Кронштадтского [Д2_20]

Отче наш, Иже еси на небесех.
Да святится имя Твое в России,
да приидет Царствие Твое в России,
да будет воля Твоя в России.
Ты насади в ней веру истинную, животворную.
Истина не может быть сравнена с ложью и
и правда веры с неправыми исповеданиями.
Истина Господня пребывает во век.


Чижичек [Д3_01]
Старинный кант

Кедр высокий с облаками
Наравне вчера стоял;
Ныне вверх лежит корнями:
Сильный вихрь его сорвал.

Где цветочек тот прекрасный,
Что долину украшал?
Дунул ветер и ненастье,
И цветок, увы, завял!

Так и я скоро завяну,
Скоро жизнь моя пройдёт,
Прахом я, землёю стану,
Имя с жизнию сойдёт.

И никто моей могилки
Не придёт тут посетить.
Только чижичек унылый
На ней сядет погрустить.

Или разве мимоходом
Кто из странничков пройдёт.
И усевши, на зелёном
Дёрне сядет отдохнёт.
И уставши, на зелёном
Дёрне сядет отдохнёт.

Развязав суму с едою,
Перекрестится, всплакнёт,
Содрогнувшейся душою
Об усопшем воздохнёт.


Принимай гостей, Москва [Д3_02]
Сл. и муз. иеромонаха Романа (Матюшина)

Принимай гостей, Москва, хлебом-солию,
Вспомни звание достойное своё.
Звонари, вам начинать богомолие,
Разгоните с куполов вороньё.

      Свят, Свят, Свят еси, Боже,
      Богородицею помилуй нас.

Веселися о Христе, Русь Крещёная,
Свечи, образа, кресты, куда ни глянь.
Православной верой просвешённая,
Ты ещё жива, моя земля?!

      Свят, Свят, Свят еси, Боже,
      Богородицею помилуй нас.

Приидите, православия любители,
Песньми воспоим Родившую нам Свет.
Торжествуйте, храмы и обители,
Нашей Церкви уже тысяча лет.

      Свят, Свят, Свят еси, Боже,
      Богородицею помилуй нас,

Так красуйся и ликуй, Церковь Русская,
Лик Твой и величествен и строг.
Вороньё, вам не стерпеть этой музыки.
Прочь летите, яко с нами Бог.

      Свят, Свят, Свят еси, Боже,
      Богородицею, помилуй нас.

Нынче память всех святых наших сродников.
Днесь Вам я с упованием молюсь.
Не оставьте нас, Христовы угодники,
Да не сгинет от безбожия Русь.

      Свят, Свят, Свят еси, Боже,
      Богородицею помилуй нас.